+7 (800) 505-15-30 +7 (495) 661-01-20 pk@ou-link.ru

Интеллектуальный капитал в эпоху глобализации мировой экономики

«Бизнес-образование», №1 (18) • 2005 г.
«Бизнес-образование», №1 (18) • 2005 г.

Голубкин В. Н. д.т.н., профессор, проректор
Клеева Л. П., к.э.н., доцент, зав. кафедрой экономической теории
Патока Л. В., к.э.н., доцент кафедры экономической теории

Содержание

Во второй половине ХХ века мировая экономическая система вступила в новую стадию своего развития. Поворотный этап истории, насыщенный процессами трансформации, регионализации, интеграции и глобализации хозяйственных систем, выдвигает императивы в эффективном и гармоничном использовании ресурсов. Его специфической чертой стало изменение роли факторов, участвующих в процессе общественного производства. Это обусловлено основными отношениями в системе "природа-человек-общество", включающими человеческий, технический, природный, институциональный, организационный, информационный факторы, в условиях рыночной экономики приобретающие адекватные формы капиталов. ([1] с. 6-7 ). В эпоху глобализации изменяется и предмет труда акценты человеческой деятельности смещаются с преобразования природы к преобразованию сознания.

Еще академик В. И. Вернадский предсказывал, что будущий человеческий прогресс будет происходить в сфере знаний и разума, названной им ноосферой и утверждал: "Научная мысль впервые выявляется как сила, создающая ноосферу, с характером стихийного процесса" ([2], с. 64).

Скорость, интенсивность и глубина проникновения потоков товаров, услуг, информации, обменов людьми и идеями приводит к возрастанию взаимозависимости экономических систем. В результате интегрирования этих систем в глобальную экономику национальные производители становятся все более тесно связанными с иностранными потребителями. Соответственно, и на внутренних рынках усиливается конкуренция с иностранными экономическими субъектами. Таким образом, на смену количественному росту взаимодействия приходит качественный. Переход к этой новой стадии глобального экономического развития ознаменовался тем, что сегодня, в начале ХХI века в развитых странах приоритетными направлениями материальных и финансовых инвестиций становится интеллектуальный капитал, приобретающий форму капитала в силу общественной необходимости участия в создании общественных благ. Движение каждого вида капитала формирует свою специфическую структуру, именно по этой причине в России и за рубежом в понятие интеллектуального капитала вкладывается несколько разное значение. В современной отечественной литературе под интеллектуальным капиталом понимается совокупность интеллектуальных активов, к которым могут быть отнесены (см. [3], с.9):

  • рыночные активы (нематериальные активы, связанные с рыночными операциями);
  • интеллектуальную собственность как актив (патенты, авторские права, торговые марки товаров и услуг, ноу-хау, торговые секреты и др.);
  • человеческие активы (совокупность коллективных знаний сотрудников предприятия, их творческих способностей, умения решать проблемы, лидерских качеств, предпринимательских и управленческих навыков, а также психометрические данные и сведения о поведении отдельных личностей в разных ситуациях);
  • инфраструктурные активы (технологии, методы и процессы, которые делают возможной работу предприятия).

Однако существуют и другие подходы к определению интеллектуального капитала. В 1969 году Дж. К. Гэлбрейт определил этот термин как нечто большее, чем "чистый интеллект" человека, и включающее определенную интеллектуальную деятельность (см. [4]). Современное толкование этого термина имеет истоки в практике менеджмента. Популярным этот термин сделал Томас Стюарт, редактор журнала Fortune, чья статья "Мозговая сила" ([5]) послужила катализатором для освоения темы интеллектуального капитала теоретиками и практиками менеджмента.

С тех пор определение интеллектуального капитала многократно корректировалось и дополнялось. В настоящее время существует ряд таких определений. Наиболее широко используемое в практике трактует интеллектуальный капитал как те нематериальные (или неосязаемые) активы, которые не указываются в финансовых документах компании, но могут быть кодифицированы, оценены и управляются компанией. Термин "нематериальные активы" часто используется в годовых отчетах компаний для обозначения патентов, торговых марок и брэндов, стоимость которых должна учитываться в балансах и при приобретении компаний. В отчетах стоимость этих неосязаемых активов обычно указывается с учетом износа (амортизации).

Другие формулировки этого определения даются в рамках подходов, основанных на разных аспектах проблемы: юристы, журналисты, экономисты и менеджеры вкладывают в этот термин разное содержание. Для непрофессионала термин "интеллектуальный капитал" означает ценность конкретных индивидуумов, обладающих определенными знаниями и навыками и поэтому полезных конкретной компании. Однако, хотя человеческий интеллект имеет решающее значение для наращивания интеллектуального капитала, последний включает в себя не только его. В популярной деловой прессе под интеллектуальным капиталом понимают патенты, процессы, управленческие навыки, технологии, опыт и информацию о потребителях и поставщиках (см. [6]). Для экономистов интеллектуальный капитал определяется q-индексом Тобина ([7]), равным отношению рыночной стоимости компании к ее балансовой стоимости. Таким образом, спектр составляющих интеллектуального капитала весьма широк: от патентов крупной фармацевтической компании до навыков медсестры в приемной больницы скорой помощи.

Приведем несколько распространенных точек зрения на определение понятия интеллектуального капитала:

    Стивен Уоллман, представитель комиссии по безопасности и обмену (1995):

    ".интеллектуальный капитал это активы, стоимость которых, согласно, балансовому отчету, равна нулю". (Los Angeles Times)

    Томас Стюарт, редактор журнала "Форчун" (1991):

    "патенты, процессы, управленческие навыки, технологии, опыт и информация о потребителях и поставщиках. Объединенные вместе, эти знания составляют интеллектуальный капитал". ([5] с. 42)

    Дж. К. Гэлбрейт, экономист (1969):

    "Интеллектуальный капитал это интеллектуальная деятельность". ([4])

    Кит Брадли, профессор международного менеджмента в Школе бизнеса Открытого университета (1996):

    "Интеллектуальный капитал это превращение знаний и неосязаемых активов в полезные ресурсы, которые дают конкурентные преимущества индивидуумам, фирмам и нациям" ([7].)

    Энни Брукинг, глава консультационной компании The Technology Broker (1997):

    "Мы идентифицировали четыре категории неосязаемых активов человеческие ресурсы, права на интеллектуальную собственность, инфраструктуру и положение на рынке, которые обозначаются обобщающим термином интеллектуальный капитал". ([8])

    Губерт Сент-Ондж, банк Canadian Imperial Bank of Commerce (1996):

    "Интеллектуальный капитал включает в себя три элемента: (1) человеческий капитал, (2) потребительский капитал и (3) структурный капитал" ([9]с. 10 14).

На практике руководители компаний стремятся предоставить своим акционерам и работникам более подробные описания интеллектуального капитала, чем те, которые даются в приведенных выше общих определениях. С недавних пор такие компании, как Skandia, Dow Chemical и Canadian Imperial Bank of Commerce начали приводить детализированные оценки стоимости интеллектуального капитала в приложениях к годовым отчетам с традиционными финансовыми показателями, а также в отчетах для внутреннего пользования, в которых используются характеристики интеллектуального капитала, соответствующие специфике их деятельности. Консультационные компании Booz-Allen & Hamilton, Price Waterhouse, KPMG и The Technology Broker, используют концепцию интеллектуального капитала как средство, помогающее клиентам понять скрытую структуру своих нематериальных активов, особенно, тех из них, которые наиболее тесно связаны с ключевыми факторами успеха в конкретных отраслях. Таким образом, определение интеллектуального капитала в значительной степени зависит от целей анализа. В итоге видно, что трудно дать безупречное определение интеллектуального капитала. Этот термин используется в широком смысле для обозначения неосязаемых активов, которые имеют решающее значение для успеха и конкурентоспособности компании, в связи с чем необходимость отражения их в годовых отчетах компаний год от года возрастает.

Вверх

1. Проблемы измерения интеллектуального капитала

Проявления интеллектуального капитала весьма разнообразны. В частности, удовлетворенность потребителей является одной из составляющих интеллектуального капитала компаний, которые различными способами пытаются улучшить обслуживание потребителей. Способности высших менеджеров также относятся к интеллектуальному капиталу. Компания Skandia измеряет и публикует показатели деятельности, которые представляются ей важными для будущего успеха, но в прошлом не отслеживались и не анализировались. Более того, ей удалось использовать эти показатели для оценки рыночной стоимости своего интеллектуального капитала.

Включение России в процессы глобализации сделало актуальной проблему измерения интеллектуального капитала в соответствии с применяемыми в мировой практике подходами. Эта проблема тесно связана с концепцией управления работниками в области знаний. Ключевым утверждением в рамках этой концепции является то, что в настоящее время среди факторов повышения результативности и эффективности работы любой компаний выделяется управление набором способностей или компетентностей работников как важнейшим ресурсом организации. В то время как более раннее экономическое мышление трактовало ресурсы как статичные наборы активов, использование представителями этих научных школ понятия способностей (или ключевых компетентностей) переносит центр тяжести на динамический аспект осмысления ресурсов (см., например, [10]). Поясняя подобный подход, Роберт Грант ([11]) проводит различие между ресурсами и способностями организации, подчеркивая, что конкурентное преимущество организации создается за счет внутренних способностей: "Ресурсы представляют собой „входы“ производственных процессов и являются базовыми объектами анализа. Однако сами по себе немногие ресурсы продуктивны. Продуктивная деятельность требует кооперации и скоординированной работы команд ресурсов. Способность это свойство определенной команды ресурсов обеспечивать выполнение некоторого задания или осуществлять продуктивную деятельность. Ресурсы являются источниками способностей фирмы, тогда как способности источниками ее конкурентного преимущества" (с.118-119).

Ресурсы могут быть внутренними или внешними по отношению к организации. Чтобы получать отдачу от ресурсов, не обязательно владеть ими достаточно иметь к ним доступ. Способности требуются как для создания и поддержания внутренних ресурсов, так и для управления и защиты доступа через границы предприятия к внешним ресурсам. Анализ ресурсов включает два основных уровня. Отдельные ресурсы фирмы выступают как базовые элементы анализа: состав основных производственных фондов, навыки отдельных работников, патенты, брэнды, права и т.д. Однако чтобы понять, как фирма обретает конкурентное преимущество, мы должны рассмотреть взаимодействие ресурсов и создание способностей: это второй уровень анализа.

Исходя из отмеченного, Р. Грантом была предложена классификация ресурсов фирм или корпораций, включающая:

    материальные или физические ресурсы;
    нематериальные или неосязаемые ресурсы;
    человеческие ресурсы.

Причем очевидно, что, если величина материальных ресурсов адекватно определяется традиционными методами, то соответствующая оценка нематериальных и человеческих ресурсов, учитывающая фактор человеческого капитала, представляет собой существенную проблему. Иными словами, Р. Грант и другие исследователи проблемы управления работниками, связанными со знаниями, выделяют два важнейших фактора современной экономики: нематериальные ресурсы и работники, их использующие.

Особая роль работников организации заключается в том, что именно они являются обладателями и хранителями скрытых знаний, навыков и носителями этих способностей, причем подчас даже не осознавая этого. Поэтому управление человеческими ресурсами оказывается тесно связанным с управлением знаниями в различной их форме. Фундаментальное свойство человеческих ресурсов и базирующихся на них ключевых компетентностей заключается в том, что в отличие от материальных ресурсов они не расходуются и не истощаются по мере использования, а наоборот, обогащаются, совершенствуются и множатся в этом процессе.

Попытка оценить воздействие человеческих ресурсов на эффективность и результативность работы предприятий и приводит к анализу и выработке методов измерения интеллектуального капитала.

Методы измерения интеллектуального капитала разрабатываются с целью углубления понимания сути всех видов нематериальных активов, а также для создания логичной теории, объясняющей, как такие активы следует выявлять и измерять, чтобы точно оценивать стоимость организаций. Предполагается, что уточнение рыночных оценок их стоимости приведет к оптимизации потоков капитала, что, в свою очередь, будет означать повышение эффективности рыночной экономики.

Концепция интеллектуального капитала тесно связана с концепцией управления бизнесом посредством измерения и классификации. Это крайне важно с позиций обеспечения эффективного менеджмента, так как результативное управление предполагает возможность количественной оценки объектов и процессов. Разработчики программ измерения интеллектуального капитала утверждают, что измерение элементов, которые в прошлом не подвергались количественной оценке, позволит менеджерам получить более ясное представление о способности организации достичь своих целей. Более того, отчеты об интеллектуальном капитале являются средством донесения точной информации о текущем состоянии бизнеса до рынков всех типов. Кроме того, эти отчеты служат своеобразными индикаторами целей управленческой деятельности. В прошлом попытки создания количественных показателей экономической деятельности вооружили деловой мир такими полезными инструментами, как сложные системы учета и система бухгалтерского учета по методу двойной записи. Поэтому рост популярности программ изменения интеллектуального капитала несомненен, несмотря на спорность вопроса о том, приводят ли они к созданию работоспособных систем, обеспечивающих получение полезной информации и увеличивающих шансы завоевания конкурентных преимуществ.

Как уже отмечалось, одна из причин создания систем измерения интеллектуального капитала заключается в стремлении идентифицировать и использовать активы, которые прежде оставались нераспознанными. В этой связи можно выделить три причины роста популярности программ измерения и отчета об интеллектуальном капитале:

  1. неточность оценок рыночной стоимости компаний
  2. стремление устранить внутренние источники неэффективности ее работы
  3. необходимость измерений для формулирования и реализации стратегии.

Долгие годы организации в различных отраслях испытывают трудности с учетом неосязаемых активов и управлением ими. Попытки разрешения проблем, связанных с оценкой стоимости брэндов, "гудвила" (goodwill), человеческих ресурсов, роялти и авторских прав, предпринимались многократно, но без существенного успеха. Рыночных инвесторов особенно беспокоят слабость связи между публикуемыми учетными данными и ценами акций, а также различия между балансовой стоимостью активов и реальной рыночной стоимостью компаний. Во многих новых отраслях типичной является компания, чьи физические активы, такие как здания, машины и оборудование, относительно незначительны, а их рыночная стоимость многократно превышает стоимость, указываемую в годовых отчетах.

Если у компании возникает необходимость оценки стоимости созданного ею неосязаемого актива, например, брэнда, патента или торговой марки, то это может быть сделано на основе величины "рыночной стоимости", если таковая поддается определению. Для установления рыночной стоимости неосязаемого актива, бывает полезно проконсультироваться с экспертами в рассматриваемой отрасли и попросить у независимой третьей стороны совета относительно того, какой могла бы быть его реальная рыночная стоимость. Если полученная таким образом ее оценка окажется адекватной, она будет использована. В противном случае рассматриваемый неосязаемый актив останется неоцененным.

Когда компания выставляется на продажу, или кто-либо пытается ее купить, возникает необходимость оценки ее общей стоимости. Разница между ценой, которую готов заплатить за компанию покупатель, и балансовой стоимостью составляет "гудвил", возникающий, при смене владельца бизнеса. Поскольку не существует универсального метода оценки стоимости компании, то иногда в качестве основы для нее принимается сумма, предложенная потенциальным покупателем. С точки зрения ресурсного подхода способность адекватно оценить рыночную стоимость своей организации или компании, намеченной к приобретению, становится весьма существенной в современных условиях глобализации и интегрирования экономики.

Имеются многочисленные эмпирические свидетельства ослабления корреляции между публикуемыми учетными данными, ценами акций и прибылями в последние сорок лет по мере возрастании значения неосязаемых активов для прибыльности и конкурентных преимуществ (например, см.[12]). Медиана значений отношения рыночной стоимости к балансовой стоимости для публичных корпораций США за двадцатилетний период с 1973 по 1993 год возросла с 0,82 до 1,692. Из данных для 1992 года следовало, что приблизительно 40% рыночной стоимости средней американской публичной корпорации не отражены в балансовом отчете. Сторонники измерения интеллектуального капитала утверждают, что стоимость, не отраженная в балансовом отчете, это и есть стоимость активов интеллектуального капитала, которыми владеет компания.

Ввиду значительных расхождений между оценками рыночной стоимости компаний и данными финансового учета возрастает потребность в формализации измерений нематериальных активов, объединяемых понятием "интеллектуальный капитал". Одним из общепризнанных его измерителей является уже упомянутый q-индекс Тобина ([6]). Он может быть рассчитан путем деления рыночной стоимости компании (произведения цены акции на количество акций) на сумму, которую необходимо затратить для замещения физических активов (или в некоторых случаях на балансовую стоимость компании, включающую стоимость финансовых активов). Таким образом: q-индекс Тобина = Рыночая стоимость / Балансовая стоимость

Данный показатель отражает все составляющие стоимости компании, не показанные в балансовых отчетах. Наряду с такими разнообразными факторами, как прогнозируемые будущие доходы, опасения брокеров, мнения экспертов и дефекты рынка, в нем косвенно учтены нематериальных активы, охватываемые термином "интеллектуальный капитал".

Если q-индекс Тобина больше единицы, это означает, что рыночная стоимость компании превосходит балансовую стоимость, и, следовательно, в биржевой цене отражены некоторые незарегистрированные (но измеренные) активы компании. Если q-индекс Тобина меньше единицы, это означает, что биржевая стоимость меньше суммарной балансовой стоимости ее активов, из чего следует, что компания, возможно, недооценивается биржей.

Практически q-индекс Тобина может быть использован для оценки значимости интеллектуального капитала в различных отраслях. Специалисты группы Carnegie Group рассчитали отношения рыночной стоимости к балансовой стоимости в нескольких отраслях и обнаружили, что чем сложнее используемые технологии, тем выше среднеотраслевое значение этого показателя. Иначе говоря, высокотехнологичные отрасли отличаются высокими значениями q-индекса Тобина. Так, например, в 1980 году этот показатель у компаний Microsoft и Emerson Electric был примерно равен 8 и 2 соответственно ([5]).

Вместе с тем, было бы разумно воспринимать q-индекс Тобина лишь как приближенную оценку стоимости интеллектуального капитала, поскольку он может отражать влияние и многих других параметров. На его значения могут оказывать влияние, например, основанные на макроэкономической динамике прогнозы потенциальных инвесторов относительно рыночной конъюнктуры или слухи о предстоящем приобретении компании. Несмотря на все отмеченное, информация, содержащаяся в этом показателе, по крайней мере, приблизительно отражает относительную стоимость интеллектуального капитала компании. Величина этого показателя может свидетельствовать о необходимости учета неосязаемых активов предприятия и оценки стоимости заключенного в них интеллектуального капитала.

Помимо описанной проблемы неадекватности рыночных сигналов, существуют и другие причины активизации программ измерения интеллектуального капитала, в том числе и связанные с внутренним функционированием предприятий. И действительно, многие инициативы по учету интеллектуального капитала вызваны стремлением компаний увеличить свою стоимость. Все больше и больше компаний начинают понимать, что для того, чтобы увеличивать прибыли или просто выживать, они должны эффективно управлять всеми своими активами. В связи с этим организации предпринимают соответствующие шаги: проводят семинары для обмена знаниями, предлагает своим работникам курсы по управлению знаниями, нанимают на работу специалистов, являющихся носителями знаний, и покупают патенты, основанные на знаниях. Они стремятся с помощью разнообразных методов превратить имеющуюся у них информацию в знания для увеличения своих доходов. Для некоторых компаний оказалось полезным начать измерять активы, ранее остававшиеся неизмеренными, с целью устранения внутренних источников неэффективности.

Одним из известных примеров является химическая компания Dow Chemical Company. Гордон Петраш, ее главный директор по управлению интеллектуальными активами и капиталом, одним из первых осознал необходимость учета интеллектуального капитала в рамках компании. Он понял, что поскольку прибыльность и конкурентоспособность Dow в значительной степени зависят от ее интеллектуального капитала, чрезвычайно важно знать, где и какие знания имеются в компании, и кто владеет этими знаниями. По этой причине Dow приступила к реализации широкомасштабной программы, первыми этапами которой явились классификация имеющихся внутри компании знаний и оценка их стоимости. Эта программа измерения интеллектуального капитала осуществлялась с целью выяснить, как используются знания и интеллектуальные активы внутри компании с тем, чтобы можно было идентифицировать области неэффективного использования ресурсов компании.

Другие компании также применяют аналогичные методы. Крупная строительная компания Rockwater проводит измерения ценности, заключенной в ее взаимоотношениях с потребителями, с целью оптимизации распределения имеющихся ресурсов ([13]). Фармацевтическая компания Glaxo Wellcome, расположенная в Великобритании, прилагает усилия по измерению результативности затрат на НИОКР, считая это ключом к успешному распределению ресурсов ([14]). Канадский банк Bank of Montreal также проводит собственные измерения интеллектуального капитала с целью улучшения показателей своей деятельности. Все эти программы основаны на вере в то, что измерение активов, которые ранее оставались неизмеренными, поможет компании находить новые благоприятные возможности и лучше распределять ресурсы.

Неадекватность рыночных оценок стоимости компаний и внутренние источники неэффективности представляют собой две основные причины разработки программ измерения интеллектуального капитала. Третьей причиной является стремление компаний достичь конкретных корпоративных целей. В прошлом достижение этих целей зависело в основном от величины денежных потоков, способности наращивать капитал и рыночной конъюнктуры. В настоящее время повсеместно признается, что помимо этих, несомненно, важных факторов, имеются и другие, без учета которых достижение корпоративных целей может оказаться просто невозможным. Планируя достижение определенной цели, компания должна оценить свое нынешнее состояние, определить разрыв между ним и желанным будущем состоянием и, наконец, сформировать последовательность действий, необходимых для устранения этого разрыва.

В современном деловом мире идентификация нынешнего состояния компании требует оценки всех ее активов. Необходимо оценить, в какой степени все имеющиеся у нее активы обеспечивают ее структурными, информационными и материальными ресурсами, необходимыми для достижения рассматриваемой корпоративной цели. Ключевым процессом в такой оценке является измерение активов на основе показателей, отражающих их влияние на степень достижения корпоративных целей. Эти показатели должны быть выбраны так, чтобы с их помощью можно было понять, в какой степени имеющиеся нематериальные активы компании способствуют достижению стоящей перед ней цели. Проблема заключается в оценке этих активов и выявлении недостающих элементов с тем, чтобы их на основе решить, может ли обнаруженный дефицит быть восполнен, или следует вовсе отказаться от проекта. При этом полученные величины показателей должны стать основой управленческих решений и действий компании. Таким образом, измеряемые показатели должны быть релевантными конкретным целям и давать представление о том, что необходимо сделать для их достижения, если это вообще возможно.

Достаточно распространенным методом оценки стоимости интеллектуального капитала считается схема, предложенная братьями Рус ([15]), которые утверждают, что измерение интеллектуального капитала "должно быть тщательно продуманным процессом с ясными целями, такими, как мобилизация людей на улучшение показателей, определяющих будущую способность организации получать прибыль, развитие инициатив по управлению человеческими ресурсами или подготовка приложения об интеллектуальном капитале к годовому отчету" (с. 7). Они предложили трехэтапную схему измерения интеллектуального капитала, суть которой заключается в следующем:

  1. формирование языка для описания интеллектуального капитала
  2. создание отчета об интеллектуальном капитале.

Формированию языка интеллектуального капитала начинается с выявления и классификации элементов принадлежащего компании интеллектуального капитала. При такой классификации (называемой таксономией) активы компании разделяются на группы, относимые к физическому, финансовому и интеллектуальному капиталу. Подобная классификация позволяет исключить некоторые активы из интеллектуального капитала и таким образом, по крайней мере, определить те из них, которые интеллектуальным капиталом не является. Братья Рус ([15]) предложили классификацию первого уровня, выделив "человеческий капитал" и "структурный капитал". Другие сторонники измерения интеллектуального капитала предлагали иные подходы.

Конкретный способ классификации активов зависит от разделяемого авторами отчета об интеллектуальном капитале видения будущего компании и отрасли. Разнообразие способов классификации не снижает значимости этого первого шага, к которому организация должна будет неоднократно возвращаться, если только она действительно всерьез относится к своему интеллектуальному капиталу. Важно, чтобы классификация и язык, разработанный для обсуждения интеллектуального капитала, были понятны и отвечали потребностям пользователей отчетов об интеллектуальном капитале.

Следующим этапом процесса измерения интеллектуального капитала является определение его показателей. Как правило, предлагаемые показатели оказываются более адекватными, если они выбираются совместно людьми, занятыми в областях, в которых будут проводиться измерения, и людьми, которые будут проводить измерения. Определение показателей хорошее средство уяснить, что означают те или иные неосязаемые активы для людей и организации. Системы показателей в различных программах измерения интеллектуального капитала различны, но все их авторы подчеркивают необходимость обеспечить их релевантность конкретным корпоративным целям.

Кульминацией программы измерения интеллектуального капитала является формирование отчета об интеллектуальном капитале, в результате чего разрешение проблемы его количественной оценки доводится до уровня его учета наряду с материальными активами компании. Таким образом, вывод из использования рассматриваемых подходов состоит в том, что для обеспечения эффективной работы компании необходимо не только оценить величину полного и реального капитала фирмы, возможности его увеличения и эффективность его использования. Также следует проанализировать, улучшаются ли в фирме внутренние процессы, и насколько хорошо это происходит по сравнению с другими компаниями в данной отрасли, достаточно ли быстро компания осуществляет инновации и являются ли они необходимыми, а также имеет ли предприятие хорошо продуманную стратегиею инвестиций в наукоемкие технологии.

Д. Скайм ([14]) проследил развитие систем измерения интеллектуального капитала. Им разработана широко известная "система сбалансированных показателей", которая доказала свою полезность для разработки организационной стратегии и указывает более информативные способы измерения параметров, чем традиционные методы финансового учета. В дальнейшем эти методы были развиты, что выразилось в разработке целого ряда таких методов, в частности приводимых Д. Скаймом в ([14]).

Р. Экклз ([16]) также предложил ряд методов количественной оценки деятельности организаций, аналогичных методам измерения интеллектуального капитала. Среди этих методов:

  • "бенчмаркинг" метод, включающий идентификацию лидеров отрасли, сравнение
  • "модели компетентности" метод, позволяющий вычислить рыночную стоимость результатов труда наиболее успешных работников и, таким образом, оценить в деньгах
  • "ценность бизнеса" метод, с помощью которого оцениваются потери, связанные с упущенной деловой возможностью;
  • "банки знаний" метод, в котором заработная плата трактуется как актив;
  • "окрашенная отчетность" метод, предусматривающий включение в финансовые документы специфических дополнений.

Перечисленные подходы исследователей в области управления работниками, связанными со знаниями, были разработаны, в основном, для практического решения конкретных задач совершенствования управления фирмами. Несмотря на то, что они сосредотачиваются на количественной оценке результатов использования человеческих ресурсов, предлагаемые ими методы основываются на качественном анализе специфики интеллектуального труда. Их исследования носят сугубо прикладной характер и совершенно естественно, что они, в первую очередь, оценивают влияние интеллектуальной собственности работников и коллективов на результативность и эффективность работы компании.

Современные отечественный экономические школы, напротив, концентрируют внимание на теоретическом аспекте проблемы и оценивают не только влияние интеллектуального капитала на практические результаты работы предприятий, но и механизмы его воздействия на процесс производства.

Б. З. Мильнер в книге "Управление знаниями" отмечает [3], что: "Протекающие в экономике процессы свидетельствуют, что капитал в традиционном смысле слова, т.е. в материально-вещественной и финансовой форме, постепенно перестает быть основой оценки стоимости коммерческого предприятия Интеллектуальные активы все чаще выступают в роли финансовых инструментов, при помощи которых решаются различные финансово-экономические задачи: повышение рыночной стоимости, стабилизация бизнеса, привлечение инвестиций (с. 9)".

В связи с этим актуализируется проблема теоретического анализа роли интеллектуального капитала как фактора современного экономического развития.

Вверх

2. Роль интеллектуального капитала в обеспечении эффективной экономической деятельности

Современная экономическая наука уделяет пристальное внимание выявлению роли интеллектуального капитала в обеспечении эффективного функционирования экономических систем, их интенсивном развитии и повышении качественного уровня производства. Данная проблема особенно актуальна для России, находящейся на этапе трансформации экономической системы. Причем исследования механизмов его влияния на экономические процессы обычно основываются на том факте, что воздействие его составляющих, и, в первую очередь, человеческих ресурсов, качественно отличается от использования материально-вещественных активов предприятий и организаций.

При теоретическом анализе влияния интеллектуального капитала на функционирование экономических систем необходимо, в первую очередь, исходить из того, что в гносеологическом плане эта деятельность представляет собой единство материально-вещественных и стоимостных составляющих процесса получения и использования новых знаний. И, соответственно, имеет два аспекта обеспечения собственного эффективного функционирования: достижение его технологической и экономической эффективности. Под технологически эффективным процессом понимается процесс, эффективный с точки зрения затрат основных ресурсов: такой, при котором невозможно произвести данное количество продукции при меньших затратах одного из факторов производства без роста затрат хотя бы одного из других. Экономически эффективным является процесс, при котором обеспечиваются наименьшие интегральные издержки на его обеспечение.

Технологическая эффективность предполагает обеспечение наименьших затрат каждого из имеющихся ресурсов при достижении данного результата, а экономическая эффективность минимизации совокупных затрат на это достижение. Понятие технологической эффективности основано на Парето-эффективности, при которой не происходит соизмерения затрат разных натуральных ресурсов, а обеспечивается рациональное использование каждого из них. При определении экономически эффективных процессов, напротив, происходит стоимостное соизмерение всех используемых факторов производства.

Постановка задачи достижения экономического результата с наименьшими затратами ресурсов в натуральном измерении имеет свои корни в ограниченности каждого из используемых ресурсов, а минимизация общих затрат в необходимости получения наибольшего интегрального результата, оцениваемого по стоимости получаемых благ. При этом технологическая эффективность является основой и непременным условием обеспечения экономически эффективного процесса. Это очевидно, поскольку, если результат может быть достигнут при меньших затратах ресурсов в натуральном выражении, то он будет достигнут и с меньшими стоимостными издержками на них при любой стоимости входных ресурсов.

Проблема ограниченности ресурсов, лежащая, как уже было сказано, в основе возникновения необходимости обеспечения технологически эффективных процессов, является более острой для тех сфер экономики, предприятия которых основывают свою деятельность на использовании человеческих ресурсов, в первую очередь, наукоемких отраслей. Это связано с тем, что в этой области требуется использование более качественных и, соответственно, более ограниченных ресурсов. Сказанное касается, в первую очередь, затрат человеческого труда и финансов, поскольку обеспечение такого рода деятельности требует квалифицированных работников и больших капитальных затрат. Но оно справедливо и в отношении используемых основных фондов и природных ресурсов.

Таким образом, спецификой наукоемких процессов являются повышенные требования к качеству используемых в них ресурсов, в первую очередь, человеческих. Действительно, обеспечение получения нетривиальных и качественных результатов, являющихся основой такого рода деятельности, требует использования высококвалифицированного труда, наиболее современного оборудования, достаточно высоких финансовых вложений и качественных природных ресурсов, которые являются ограниченными в наибольшей степени. Таким образом, общеэкономическая проблема ограниченности ресурсов в отношении наукоемких производств проявляется гораздо более остро, чем для других сфер экономики.

Иными словами, проблема эффективного использования ресурсов, то есть достижения технологической эффективности, наиболее остро стоит в организациях, занятых наукоемким производством, и является в них вполне самостоятельной. При этом кроме отмеченного самостоятельного значения, технологическая эффективность выступает и как необходимое условие экономически эффективного функционирования. Это вызвано тем, что при любых стоимостях входящих ресурсов совокупные издержки на них не могут быть минимальными в случае, когда получение данного результата может быть обеспечено с использованием меньшего количества хотя бы одного из затрачиваемых ресурсов без увеличения потребления всех прочих. Поэтому достижение технологической эффективности не только имеет собственную ценность, причем особенно высокую в отношении наукоемких производств, но и важно, как необходимое условие экономической эффективности.

Особая важность достижения технологической эффективности наукоемких процессов связана и с другой проблемой. В настоящее время разработка и внедрение новшеств является не только важнейшим источником экономического роста, но и фактором, определяющим конкурентоспособность выпускаемой продукции и страны в целом на мировом рынке. В эпоху глобализации наукоемкость является важнейшей характеристикой выпускаемой продукции, и, в конечном итоге, определяет роль экономики того или иного государства на международной арене. При этом экономическая эффективность производственной деятельности зависит не только от технологической эффективности процессов, но и от стоимости входных ресурсов. Поэтому, учитывая общую заинтересованность любой страны в повышении технического уровня производства и выпускаемой продукции, можно предположить, что ее государственные органы будут заинтересованы в управлении их деятельностью, в том числе и воздействуя на ее экономическую эффективность посредством влияния на цены используемых ресурсов. Существует достаточно много способов подобного государственного воздействия на экономическую эффективность деятельности предприятий: дотирование их работы, льготы по налогам, системы кредитования и т.п.

Интересно проанализировать с точки зрения оценки влияния государства на стоимость используемых ресурсов государственную политику в отечественной сфере НИОКР (научных исследований и опытно-конструкторских разработок), как наиболее наукоемкой сфере экономики.

В частности, можно рассмотреть основные направления налоговой поддержки научной деятельности, которые сформулированы в статье советника аппарата Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науки А. П. Бердашкевича "О государственной поддержке российской науки в 2004 году" (Информационно-аналитический журнал "Конкурс", № 1 (25), 2004 г. с. 19-20.): "основные объемы льгот по налогообложению в области науки составляют:

  • освобождение от налогообложения на имущество, переданное научным организациям и образовательным учреждениям для реализации предусмотренной их уставами научной деятельности;
  • налог на землю, которую используют упомянутые организации;
  • налог на добавленную стоимость.

Меньший объем составляют:

  • льготы на налогообложение прибыли научных организаций, гранты и премии научных
  • льготы на информационное обслуживание научной деятельности и на целевое финансирование науки в бюджетах субъектов Российской Федерации".

    Если проанализировать приведенные данные с позиции оценки государственного управления экономической эффективностью научной деятельности посредством воздействия на реальные цены используемых ресурсов, то можно отметить, что:

    1. Первая из перечисленных льгот, по сути, представляет собой снижение стоимости используемых в научной деятельности основных фондов и другого их имущества.
    2. Ликвидация налога на землю является фактическим уменьшением цены этого важнейшего природного ресурса, достаточно бесконтрольно используемого в крупных научных организациях.
    3. Отмена налога на добавленную стоимость в реальности ведет к снижению цены используемой рабочей силы.
    4. Таможенные льготы уменьшают стоимость привлечения импортных материальных ресурсов для научных организаций.
    5. Льготирование налогообложения грантов и премий научных работников также снижает реальную стоимость рабочей силы (поскольку уменьшают налоги на ее использование).
    6. Последний вид льгот свидетельствует о влиянии государства на стоимость используемых научными организациями информационных ресурсов.

    Приведенный пример достаточно красноречиво свидетельствует о том, что в современной действительности экономическая эффективность функционирования хозяйствующих субъектов, в первую очередь, сферы НИОКР, является предметом государственного управления и, соответственно, во многом является условной. Таким образом, при широкомасштабном государственном воздействии на стратегические для страны процессы экономическая эффективность наукоемких производств, в некотором роде, теряет свою первостепенную важность.

    Совсем иное дело ее технологическая эффективность. Затраты современных корпораций на НИОКР огромны, поэтому от эффективной организации этих процессов зависит экономия весьма значимых средств и ресурсов. И это существенно повышает роль технологической эффективности процессов, инвариантной относительно используемых государством методов управления ими и даже действующего типа хозяйственного механизма.

    Таким образом, можно утверждать, что достижение технологически эффективной наукоемкой деятельности не только является основой ее экономической эффективности, но, в силу более высокой степени ограниченности качественных ресурсов и государственной политики в этой области, чрезвычайно важно именно для рассматриваемых сфер экономики.

    Возможности достижения экономическим объектом технологической эффективности собственного функционирования определяются его способностью рационально использовать ресурсы, или к организации и управлению любым производственным процессом, в том числе и производством новых знаний. При этом важнейшим фактором любой наукоемкой деятельности, в первую очередь, в научно-технической сфере, являются работоспособные научные коллективы, понимаемые как человеческие активы достаточно высокого уровня. А эффективность их использования напрямую связана с заинтересованностью в собственном результативном и творческом труде. Поэтому величина технологической эффективности работы организации, в плане использования человеческих ресурсов, должна определяться мотивацией их работников.

    На этом утверждении следует остановиться более подробно. Технологическая эффективность процесса наукоемкого производства предполагает наиболее эффективное использование всех имеющихся ресурсов, в первую очередь, человеческих активов. Это связано с тем, что основу деятельности субъекта научной деятельности составляют работоспособные научные коллективы. Но способы достижения технологически эффективного использования человеческих активов в корне отличается от прочих ресурсов, поскольку в данном случае оно обеспечивается мотивацией людей или воздействием на их цели.

    Специфика мотивации научных работников и коллективов заключается в том, что их цели и интересы, включают как экономические, так и научно-творческие составляющие. Причем при рассмотрении и формировании их экономических целей, казалось бы, следует основываться на необходимости достижения именно экономической, а не технологической эффективности. Однако, в действительности это не так. При воздействии на эффективность работы экономических систем посредством стимулов работы коллективов обеспечивается именно технологическая эффективность. Во-первых, потому, что не все цели субъектов научной деятельности сводятся к экономическим. Научно-творческие цели являются также стимулом к эффективной работе.

    А во-вторых, что более важно, технологическая эффективность сводится к более экономному использованию ресурсов, тогда как экономическая эффективность к минимизации затрат на них. В отношении важнейшего для анализируемого вида работ, человеческих активов, главным фактором их эффективного (технологически эффективного!) использования является мотивация персонала, что вовсе не идентично затратам на него.

    Некоторые цены ресурсов, например, заработная плата, могут, на первый взгляд, выступать как стимулы, однако в реальности мотивацией является не ее величина, а то, насколько способ ее начисления влияет на поведение персонала.. Если работник получает заработную плату независимо от результатов своего труда, то она не стимулирует его на лучшую работу и действительно является только ценой его, как фактора производства. А если оплата определяется по выработке или другому результату труда, то она является одновременно и стимулом, и ценой ресурса.

    Поэтому для корректного решения проблемы эффективного функционирования субъектов наукоемкой экономической деятельности необходимо различать экономические стимулы к труду, которые, как и неэкономические, определяют величину технологической эффективности, и затраты на рабочую силу, влияющие на экономическую эффективность. Поэтому условием обеспечения технологической эффективности наукоемкой деятельности на основе рационального использования человеческих ресурсов является создание систем экономической мотивации.

    Следствием этого вывода является утверждение о том, что для эффективного использования интеллектуального капитала, в первую очередь, ее составляющей, связанной с человеческими ресурсами, в организации или другом субъекте экономической деятельности должно обеспечиваться согласование интересов всех определяющих научно-технический уровень производства и выпускаемой продукции работников и коллективов с целями функционирования системы в целом.

    Особую проблему в этой связи составляет необходимость постоянного повышения уровня всех составляющих интеллектуального капитала, в первую очередь, связанных со знаниями работников, являющихся их носителями. В действительности, без этого в современном мире невозможно эффективного работать, быть конкурентоспособным, соответствовать требованиям, предъявляемым к производимой продукции. Однако этот процесс требует постоянного повышения образовательного уровня работников, в первую очередь, занимающихся управленческим трудом. Ведь от их работы, в первую очередь, зависят возможности фирмы соответствовать перечисленным требованиям.

    Но практикующие менеджеры, как правило, не имеют возможности покидать свою фирму и процесс ее функционирования на сколько-нибудь длительное время, необходимое для традиционного очного и даже заочного образования. Это актуализирует проблему широкомасштабного внедрения дистанционных форм обучения, прежде всего, менеджеров, как адекватных потребностям постоянного и совмещенного с основной работой образования. Таким образом, широкое распространение дистанционного образования является одним из условий постоянного повышения уровня интеллектуального капитала в обществе и, в этом качестве, фактора эффективного перехода к экономике знаний. Впрочем, роль дистанционного образования в этом процессе требует специального анализа и может быть предметом самостоятельного исследования.

    Вверх

    Литература

    1. Иншаков О. В. Факторы и функции человеческого бытия: обретение новой меры. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001.

    2. В. И. Вернадский. "Научная мысль как планетарное явление. М., "Наука". 1991.

    3. Мильнер Б. З. Управление знаниями. М. ИНФРА-М, 2003.

    4. Bontis, N. (1996) ‘Intellectual capital: an exploratory study that develops measures and models?, paper presented at ASAC, 17th Annual McMaster Business Conference, Managing Intellectul Capital and Innovation, Hamilton, Canada.

    5. Stewart, T. (1991) ‘Brainpower?, Fortune, June 3, pp. 42-60.

    6. Tobin, J. (1969) ‘A general equilibrium approach to monetary theory?, Journal of Money Credit and Banking, Vol. 1, No.1, pp. 15-29.

    7. Albert, S. and Bradley, K. (1996) Intellectual Capital as the Foundation for New Conditions relating to Organizations and Management Practices, Working Paper Series No. 15, Milton Keynes, Open University Business School

    8. Brooking, A. (1997) ‘The components of intellectual capital?: http://www.tbroker.co.uk/ intellectual_ capital/components.html

    9. Saint-Onge, H. (1996) ‘Tacit knowledge: the key to the strategic aligment of intellectual capital?, Strategy and Leadership, Mmarch-April, pp. 10-14.

    10. Scarbrough, H. (1998) ‘Path(ological) dependency Core competences from an organizational perspective?, British Journal of Management, Vol. 9. Рp. 219-232.

    11. Grant, R.M. (1991) ‘The resource-based theory of competitive advantage: implication for strategy formulation?, California Management Review, Vol. 34, Spring. Рp. 118-119.

    12. Lev, B. (1996) "The boundaries of financial reporting and how to extend them". Paper presented at the United States SEC Symposium on Financial Accounting and Reporting of Intangible Assets, Washington DC, April 1996.

    13. Kaplan, R. S. and Norton, D. P. (1993) "Putting the balanced scorecard to work", Harvard Business Review, Sept.-Oct., pp. 134-47.

    14. Skyrme D. (1998) Measuring The Value of Knowledge, London Business Intelligence Ltd.

    15. Roos, J. and Roos, G. (1997) ‘Valuing intellectual capital?, FT Mastering Management, No, 3, July-Aug.,pp. 6-10.

    16. Eccles, R. (1991) ‘The performance measurement manifesto?, Harvard Business Review, Vol. 69, No. 1, Jan.-Feb., pp. 131-137.

  • © 2018 Международный институт менеджмента ЛИНК