+7 (800) 505-15-30 +7 (495) 661-01-20 pk@ou-link.ru

11 декабря Рейс Трелеу — Ушуайя


8 декабря. Ранний выезд из отеля на охоту за южными китами. Примерно полтора часа по хорошей дороге по полупустынной степи патагонии... Весельчак-водитель (потомок итальянцев, переселенцев конца позапрошлого века) стремительно тормозит, как только какое-нибудь дикое животное перебегает дорогу или просто показывается среди кустов. Тормозим часто, но интересно — степь живет.

Наконец, подъезжаем к берегу огромного залива, сливающегося с Атлантическим океаном. В его спокойных водах южные киты находят себе приют на период свадебных танцев и вскармливания детенышей. Переодеваемся в спаскостюмы и... охота началась.

Сначала ищем китов недалеко от берега. Видим вдали фонтанчики струй над волнами... и вот он!!!

Это был детеныш метров около 10. Потом вдали показалась его мама... Но это было как-то далековато. Капитан строго, но по-доброму потребовал терпения. Он сказал, что киты любопытны и, если повезет, подплывут к нам. И, действительно, мы интересны китам. Один подплыл совсем близко и вынырнул рядом с лодкой. Настолько близко, что, наверное, его можно было потрогать

  

Потом снова терпение. Мы отплыли далеко от берега, и... началось. Это был настоящий свадебный танец нескольких китов сразу. Защелкали фотоаппараты... в полном молчании команды Только наши вдохи и удары хвостами... Охота удалась! Мы готовились к ней. Весь маршрут экспедиции был рассчитан именно так, чтобы успеть застать это таинство глубин — с середины декабря киты уплывают на юг до следующего года. Все получилось.

  

Потом мы отправились на другой берег полуострова Вальдес к открытому океану. Это было лежбище морских львов и слонов. В это время они почти неподвижно лежат на песке, меняя свою кожу. Это потрясающее принуждение природы длится почти полтора месяца. А потом животные уходят в глубины... Морские львы живут гаремами по 10-15 особей в гареме. А киты наоборот, каждая самка плывет в окружении 10-13 самцов... Удивительный континуум форм жизни, не правда ли?

  

На следующий день состоялась поездка на юг патагонии к Магеллановым пингвинам. Эти живут только парами и подолгу. Наверное, это и позволяет им долго и трепетно выращивать своих беспомощных птенцов в непростых условиях. Пингвины — урок нежности, разлитой в живой природе.

  

И всюду в птичьем базаре любовь...

  

Мы же все учимся друг у друга увеличивать температуру сердец, не так ли?

А что же люди? Какова Аргентина? В ней тоже живут и любят, как и всюду. Но стране или, точнее, государству так же не везет, как и России. Здесь так же нет правителей, которые по-настоящему любят свой народ и не строят памятники себе, но возвышают отечество. Законы так же не работают, а государственные проекты дают чрезвычайно малые эффекты для населения, но хорошие предвыборные события. Богатства страны распродаются — французы добывают газ, японцы, китайцы, норвежцы ловят рыбу, американцы строят свои заводы и для себя... Внутренний рынок зажат законами и губит сельское хозяйство. Экспорт обкладывается сильными налогами и перенаправляет потоки прибыли в сторону от развития. Местные жители называют марку Рено своим национальным автомобильным брендом... Но люди очень хорошие. Всюду легкость общения, доброжелательность, спокойствие и терпимость. Все же страна, где каждый друг другу иностранец и одновременно соотечественник, где человек интереснее его роли в социуме, более толерантна к иному, нежели страна, где десятилетиями ищут особенную национальную идею, пренебрегая любовью друг к другу здесь и сейчас.

Интересная встреча с интересной историей произошла в небольшом городке, сделанном выходцами с островов вблизи Англии — уэльсцами. Первая волна этого этноса, спасающегося от экспансии чужой культуры, прибыла в Аргентину где-то около 1860 года. С тех пор здесь выросла... маленькая Англия или, прошу прощенья, маленький остров уэльсцев. Дворики с газонами, чайные ритуалы (аргентинцы в основном пьют матэ, хороший чай мы попробовали только в чайной комнате родовитой уэльской семьи), сладкие тортики. Уэльсцы выжили здесь постольку, во-первых, труженики, а, во-вторых, сдружились с местными индейцами. И теперь они хранят свои традиции. Вот и «узел счастья» на стене... Самое удивительное то, что почти такой же символ есть и у байкальских бурят... Оказывается, корни-то одни, только ветки разные.

За это путешествие каждому из нас открылось такое переплетенье судеб, что и во сне не приснится. И правда, планета наша очень маленькая. Даже малозаметный неискренний поступок в одном ее конце непременно откликнется чьей-то сложной судьбой в другом. Тут осторожнее надо бы...

© 2019 Международный институт менеджмента ЛИНК